Grotesc.ru

Юридическая консультация онлайн
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В Белоруссии по; делу о; клевете на; Лукашенко вынесли приговор россиянке

В Белоруссии по делу о клевете на Лукашенко вынесли приговор россиянке

В Бресте суд приговорил россиянку Ирину Викхольм к 1,5 годам колонии по делу о клевете на президента Белоруссии Александра Лукашенко. Об этом сообщает Telegram-канал брестского отделения правозащитной организации «Весна».

Поводом для наказания стала запись в Twitter Викхольм, которая вела на ее публикацию в «Живом Журнале». Содержание заметки копировало статью русской службы BBC про инцидент с самолетом ирландской компании Ryanair в аэропорту Минска 23 мая.

Клевета в прозе [ править ]

  •  

Ты не отречёшься от клеветы, но будешь клеветать потихоньку. Ты не отречёшься от клеветы, но, клевеща, будешь озираться кругом, не подслушивает ли тебя кто-нибудь. Ты не отречёшься от клеветы, но при первом шорохе струсишь, но при первом настоятельном вопросе отопрёшься и скажешь: «Это не я, это индейкина дочь!» [1]

  •  

Самая простая и вместе с тем самая действительная манера поднимания ноги — это сплетняа и клевет, и глуповец пользуется ею до пресыщения. Я бы сказал, что сплетня разъедает Глупов, что со временем она должна вконец уничтожить его, если бы не знал наверное, что тут ни разъедать, ни уничтожать нечего, что тут живёт одно тление, которое потому и живёт, что оно тление. Сплетнею и клеветой занимался Глупов ещё до ошпаривания, ещё в то время, когда он, в веселии сердца, унавоживал дно горшка. Он был великий на это художник и предпочитал этому искусству разве искусство смешить и увеселять своих добрых начальников. Первое он называл своим незаконопротивным упражнением души и сердца, второе — своею политикой. Первое доставляло ему утешение; второе бросало ему в рот катышки со стола богатого Лазаря. [1]

  •  

Тогда из грязи, смешанной с тремя плевками изменника, пария и раба, — вырос Клеветник.
Трусливый и низкий, как изменник, презренный и прокаженный, как парий, подлый, как раб, обокравший своего господина. Грязный ― как сама грязь. Случилось так, что в то время, когда он рождался, мимо пробежала собака. С тех пор Клеветник не может спокойно видеть ничего высокого без того, чтоб сейчас же не сделать какую-нибудь мерзость. Из болотных камышей на его рождение глядел бегемот. И оттого кожа Клеветника так толста, что ее ничем не прошибешь. Увидев его, говорят, сам Сатана, с любовью глядевший на свой мерзкий облик в волнах океана, ― и тот не выдержал и плюнул на него. [2]

  •  

Сентябрь — месяц оклеветанный… Не говорят люди «замайнило», «заавгустело», «задекабрило», а «засентябрило» говорят. И тут полагается вспомнить плаксивое небо, туманную изморось, слякоть на дороге и надоедливый знобкий ветер. Неверно это! Клевета на хороший месяц. Дождь, студеные вихри ― со всяким месяцем такое случиться может, даже с январем, ― разве что в сентябре почаще. Зато в какую еще пору могут стоять такие прозрачные и ласковые дни, как в сентябре? После ненастья безоблачное небо, ясное, как умытое, солнце и там, наверху, такая голубизна, что, смотрясь в нее, лужи на пашне и узкое плесо речушки становятся похожими на осколки южного моря. [3]

  •  
Читайте так же:
Главное управление по вопросам миграции

Навет ― значит клевета. За эти две тысячи лет прошло очень много судебных процессов, которые в разные века разбирали этот вопрос ― употребляют ли действительно евреи христианскую кровь с ритуальными целями? И я, не имевший возможности изучить эту ритуальную премудрость, все же позволю себе предложить гипотезу о том, как возник кровавый навет, иначе сказать ― кровавая клевета. Я думаю, что он возник в те самые минуты, когда еврейские старшины, а за ними и народ иерусалимский потребовали от римского наместника Пилата, чтобы он распял Христа на кресте. Это и был, по моему мнению, тот первый навет или та первая клевета, которая предрешила все дальнейшее. Христос не имел никаких политических планов. Клевета возымела свои действия и покрылась кровью. Христос был распят. [4]

  •  

Профессор поднял над головой кулаки, потряс ими. ― Буржуазные писаки вопят, что мы палачествуем над народом. Пусть клевещут! У клеветы ― короткие ножки, клевета всегда идет по песку, чем дальше ― тем труднее. Я ― профессор астрономии и большевик ― скорее отрублю себе обе руки, чем обижу сельского труженика… Голос профессора, наливаясь гневом, усиливался, и гневные слова разносились по промозглому залу. [5]

  •  

А то, что любимая моя «Правда» (не могу все-таки без нее, каждый день покупаю) как-то, а точнее в номере от 13 января 1977 года, в заметке «Продажные провокаторы» обвинила чешских диссидентов в том, что они «грубо и лживо клевещут на нынешний чехословацкий режим». Лживая клевета! Какая прелесть! Значит, есть и правдивая? Грубая? Значит, есть и нежная, воркующая? Вот я со спокойным сердцем иной раз и занимаюсь этим ― нежно и правдиво клевещу. Но шутки шутками, а если говорить серьезно, долг каждого честного человека, оказавшегося в условиях, в которых оказался я, пользоваться каждым подвернувшимся случаем, чтоб говорить и доносить ПРАВДУ до тех, кто лишен возможности знать ее. [6]

Первое заседание по делу Навального о клевете. Главное

— По заявлению потерпевшего возбуждаются уголовные дела частного обвинения, и они могут быть прекращены, если стороны примирились. Тут нет предварительного расследования, дознания, обвинение поддерживает сам потерпевший, и заявление подается в мировой суд. Категорий таких дел мало, всего три: причинение легкого вреда здоровью, побои и наша клевета. Но здесь имеется в виду самая обычная клевета по ч. 1 ст. 128.1, без таких квалифицирующих признаков, как публичное распространение, распространение в СМИ или в интернете. А вот ч. 2 ст. 128.1, по которой судят Навального, относится к делам публичного обвинения. Дело возбуждает дознаватель по чьему угодно заявлению, необязательно самого потерпевшего, насколько я понимаю, и дело как раз рассматривает суд общей юрисдикции.

Читайте так же:
Казенное и бюджетное учреждение в чем разница

— Что касается самого высказывания Алексея Навального в Twitter — оно может считаться клеветой?

— Клевета, в отличие от гражданского иска о диффамации,— это уголовное преступление. И разница между этими двумя правонарушениями состоит в том, что клевета — это всегда распространение заведомо ложных фактологических сведений. Это означает, что человек заранее знал, что распространяет ложь, и сознательно это делал с целью нанесения вреда чьей-то репутации. Я сомневаюсь, что Навальный оценивал свое высказывание как ложное или правдивое, потому что он явно выражал свое мнение по вопросу, который считал для себя и других людей очень значимым. И если смотреть на высказывание про «холуев», то его сложно считать сведениями в том смысле, как это понимает закон. Это скорее оценочные суждения.

Как мы будем проверять, действительно ли кто-то «холуй» и действительно ли он «предатель»? Это оценка.

Да, она критическая, да, она чувствительная и болезненная для ветерана, который прошел войну и для которого это очень обидно. Тем не менее это все равно оценка.

— В чем разница между клеветой и гражданско-правовыми формами диффамации?

— Диффамация в общем смысле — это распространение порочащих сведений. А дальше бывают ее разные конфигурации: распространение порочащих недостоверных сведений, просто недостоверных и заведомо ложных порочащих — это как раз клевета. Классический состав гражданско-правовой диффамации — это недостоверные порочащие сведения, но распространяющий их человек мог не знать, что они ложные, а добросовестно заблуждаться или ошибаться.

— А в клевете, получается, всегда должен быть преступный умысел?

— Да, и следствие и суд должны установить умысел распространителя клеветы и доказать его.

— Почему, как вы думаете, в так называемом деле ветерана против Навального возбудили дело о клевете, а не об оскорблении?

— Оскорбление — это всегда высказывание мнения в неприличной форме, и, на мой взгляд, слова Навального не дотягивают ни до клеветы, ни до оскорбления, потому что нет в них ничего неприличного. Но неприличную форму высказывания обычно определяет экспертиза.

Человек, который обиделся, волен выбирать любой путь защиты, и один другого не исключает и ему не противоречит. Он может хоть одновременно подавать гражданский иск о диффамации и заявлять о клевете.

— 30 декабря 2020 года в закон о клевете (ст. 128.1 УК РФ) были внесены изменения, которые критикуют юристы и другие эксперты. Что принципиально изменилось?

— Добавилось два момента. Во-первых, законодатели отдельно закрепили возможность наказывать за клевету в интернете. За это и раньше наказывали, но по общей норме, а сейчас распространение клеветнической информации в интернете является квалифицирующим признаком наряду с публичной клеветой и клеветой в СМИ, что наказывается серьезнее. То есть теперь, если вы оклеветали кого-то в интернете, вы будете подвергнуты более тяжелому наказанию, чем если бы вы это сделали, например, другим способом.

А второе изменение — в законе о клевете появилось понятие так называемых индивидуально неопределенных лиц. Сюда как раз попадают разные группы — начиная от депутатов и заканчивая воспитателями детских садов.

Читайте так же:
Итр персонал - это

— Что здесь вызывает сложности для юристов?

— Во-первых, совершенно непонятен механизм защиты этих индивидуально неопределенных групп людей. Как проверять заведомую ложность или достоверность сведений в отношении абстрактной группы? Это серьезным образом меняет саму концепцию диффамации. В отношении абстрактной группы можно разжигать рознь, ненависть, но нельзя ущемить ее достоинство. Какая может быть репутация, например, у чиновников администрации или студентов воронежского университета? Тут вообще много вопросов: как будет проходить порядок возбуждения таких дел и как будут выноситься эти решения? Эти поправки идут совершенно вразрез как с международными стандартами ведения дел о диффамации, так и с на самом деле позитивно сложившейся судебной практикой в России. Потому что практика по делам о диффамации в России — одна из немногих качественных на самом деле.

— Что значит — она была качественной, можете пояснить?

— В России за год рассматривается порядка 4 тыс. судебных дел о диффамации, большая часть из которых — гражданские иски. Половина из них касается представителей прессы и медиа, а другая — это просто граждане и организации, которые между собой что-то выясняют, защищают свою репутацию. И наработано уже много качественных разъяснений Верховного суда, толкующих, как судам правильно рассматривать подобные дела.

В 1990-е и начале 2000-х российские суды еще не понимали, как правильно разграничивать оценки и факты, что публичным фигурам должна предоставляться меньшая степень защиты, а публикациям, в которых очевиден общественно значимый интерес, должно предоставляться больше защиты.

Из-за этого было много одновременно грустных и смешных дел, когда суды признавали совершенно очевидные оценки фактами и требовали доказать их достоверность. Например, мы вели в ЕСПЧ одно из самых ярких дел — «Чемодуров против России», защищали журналиста из Курска, который назвал губернатора Александра Руцкого «ненормальным». Руцкой в 2000 году подал на него в суд и выиграл, хотя журналист утверждал, что имел в виду не состояние психического здоровья губернатора, а характеризовал его решения. В 2007 году ЕСПЧ признал эти слова классической формой свободы выражения мнения, а журналист, как человек, стоящий на страже общественных интересов, имел право таким образом прокомментировать действия политика.

В 2005 году Верховный суд принял постановление, разъясняющее, как правильно рассматривать эту категорию дел, и вот там уже были отражены все важные принципы, международные стандарты с учетом практики ЕСПЧ. И нынешние поправки противоречат этим стандартам, в том числе в части про индивидуально неопределенных лиц.

— Почему в 2012 году клевету так быстро вернули в УК, буквально спустя несколько месяцев после ее декриминализации?

— Мне кажется, что показательной была и сама декриминализация. Это тот случай, когда декриминализировали таким образом, чтобы показать, что отказываться от этого на самом деле никто не собирается. Если вспомнить, в 2011 году декриминализировали только общие составы клеветы и оскорбления. А специальные составы, которые касались представителей власти, судей и других специфических категорий лиц, в УК остались. И через три-четыре месяца клевету вернули в УК с еще большими суммами штрафов. Что парадоксально, мы вокруг себя имеем постсоветские страны, среди них Кыргызстан и Казахстан, в которых нет уголовной ответственности за клевету.

Читайте так же:
С чего начать рассказ о себе

Даже постсоветские страны идут по пути отказа от этого, потому что весь мир говорит, что за слова порочащего характера человек не может быть привлечен к уголовной ответственности.

Возможны административная ответственность, компенсация морального вреда, но не уголовное преследование.

— Дел о клевете стало больше в связи с возвращением клеветы в УК?

— Клевета как статья работает не так часто, и уголовных дел в отношении обычных людей крайне мало. А если такие есть, то они редко доходят до суда. Опять же, уголовные процессы о клевете — это, как правило, дела с непростыми потерпевшими, внушительным административным ресурсом или политической волей. Например, сейчас мы ждем решения ЕСПЧ по жалобе пенсионера Евгения Шевелева из деревни Медведево Республики Марий Эл. В 2014 году на митинге в Йошкар-Оле он раскритиковал качество дорог города. Глава республики Леонид Маркелов обвинил пенсионера в клевете за фразу «Как воры в законе ставят своего смотрящего за городом Йошкар-Ола, так и воры над законом поставили своего смотрящего Маркелова со своими подручными, распилят они наш бюджет и наплевать им на нас». Суд в России признал Евгения Шевелева виновным в уголовном преступлении и оштрафовал на 20 тыс. руб.

— Создается впечатление, что даже суду непросто разобраться, где клевета, где оскорбление, а где — оценочное суждение.

— Стоит подчеркнуть, что наличие такого безумного числа составов в разных кодексах, наказывающих, по сути, за одно и то же, говорит о чрезмерности законодательного регулирования диффамации. И на практике получается, что статья за клевету часто используется как инструмент для сведения счетов, подавления, когда надо заткнуть неудобного человека — политика, активиста или журналиста. Поэтому этих дел не так много.

Сергей Иванов, депутат от фракции ЛДПР:

— Это надо спросить у Вяткина, потому что все мы спрашивали: "В чем проблема, почему?" Но он упорно молчал. Молча это мотивирует тем, что якобы забота о гражданах, которые не могут отстоять свою честь и достоинство. Никаких абсолютно причин для того, чтобы ужесточать, нет. Изначально в статье дается определение, что это распространение порочащих лицо сведений, то есть именно конкретного лица.

Когда говорят, например, "жулики" и "воры", то они очень сильно возмущаются, но сделать ничего не могут, потому что конкретно никто не указан. А теперь, пожалуйста, после того как они ужесточили эту ответственность, прокурор предъявляет вам претензии, обвиняет вас в совершении уголовного преступления в отношении неопределенного круга лиц. И вы уже не можете ни примириться ни с кем, ни решить вопрос миром и так далее.

Читайте так же:
Нпф телеком союз

То есть это просто-напросто законопроект, направленный на то, чтобы отдельные блогеры, отдельные личности, которые в интернете читают выпады в сторону определенных лиц, занимающих определенные государственные должности, могли быть привлечены к этой ответственности. Больше это ничем абсолютно не объясняется.

Клевета: состав преступления

Уголовной ответственности за клевету посвящена ст. 128.1 Уголовного кодекса РФ. Данная статья была возвращена в разряд преступлений в 2012 году (ранее клевета относилась к административным правонарушениям). Состав включает: объект, субъект, субъективную и объективную стороны.

Объектом преступного деяния выступают отношения в сфере реализации права на честь, репутацию и достоинство человека.

Субъектом является физическое лицо, достигшее 16 лет. Лицо должно быть вменяемым. Потерпевшим может выступать любой гражданин, в том числе, невменяемый, недееспособный или умерший.

Объективная сторона заключается в распространении заведомо ложной информации. Распространение включает в себя опубликование в СМИ, в сети Интернет, трансляции по радио и телевидению, документальных кинофильмах, изложение таких сведений в публичных выступлениях, дебатах, служебных характеристиках и заявлениях, изложение в устно хотя бы одному человеку. Обязательно осознание злоумышленником неистинности излагаемых сведений.

С субъективной стороны преступное деяние предполагает прямой умысел. Преступник знает, что сведения ложные и желает, чтобы их распространение нанесло репутационный вред другому лицу.

Шаг 2: Обратиться к администрации ресурса

Автор не постеснялся ответить на ваш вопрос? Общайтесь с представителями площадки. Продемонстрируйте доказательную базу и попросите удалить комментарии. Да, есть риск, что вам откажут и сообщат, что автор имеет право на собственное видение ситуации. В таком случае ответьте на клевету в интернете максимально подробно. Расскажите, как было на самом деле. Пишите спокойно и аргументированно, не опускайтесь до оскорблений. Помните, что на фоне автора вы должны выглядеть спокойными, сдержанными и рассудительными, чтобы потенциальные клиенты читали отзыв с мыслью: «Бедная компания, каких неадекватов только ни встретишь».

Если клевета в интернете локализована и представлена только на паре площадок, «закройте» её реальными положительными отзывами. Устройте акцию вроде «скидка за отзыв» и попросите реальных клиентов поделиться честными впечатлениями о вашей компании.

Клевета в интернете

Взгляните, компания не стала удалять отзыв. Вместо этого они объяснили свою позицию и привели доказательства. Сравните тон автора с тоном магазина и решите для себя, кто вызывает больше доверия. Кажется, очевидно.

Последствия недостаточности доказательной базы

Поскольку дела о клевете возбуждаются только по заявлению потерпевшего (при отсутствии квалифицирующих признаков, указанных в частях 2-5 ст. 128.1 УК РФ), то именно на этом лице лежит основная ответственность за сбор доказательств и их достоверность.

При этом у правоохранительных органов неизменно возникнет вопрос о том, были ли показания потерпевшего достоверными, или имели своей целью оговорить обвиненное в клевете лицо. Поэтому при недостаточности доказательств дело о клевете может закончиться уголовным преследованием в отношении потерпевшего, против которого могут быть выдвинуты обвинения в ложном доносе.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector